Главная Портфолио ПУБЛИКАЦИИ ПЕРЕНОС ОТВЕТСТВЕННОСТИ С ОРГАНИЗАЦИИ НА ЕЕ РУКОВОДИТЕЛЯ – ТЕНДЕНЦИЯ СОВРЕМЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА (газета Регион Дальний Восток, март 2017г.)
Оцените материал
(1 Голосовать)

ПЕРЕНОС ОТВЕТСТВЕННОСТИ С ОРГАНИЗАЦИИ НА ЕЕ РУКОВОДИТЕЛЯ – ТЕНДЕНЦИЯ СОВРЕМЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Долгое время считалось, что участники хозяйственных обществ, а также их руководители не несут ответственность по обязательства данных обществ. При этом участники гражданского оборота полагали, что банкротство организации или её ликвидация иным образом влечёт за собой освобождение от всех долгов, который по различным причинам возникли в деятельности данной организации.

Однако последние годы законодатель создаёт всё больше препятствий для ухода лиц, определяющих деятельность организации от исполнения обязательств перед кредиторами, в том числе и перед государством. При этом решается как вопрос стабильности гражданских правоотношений и обеспечения имущественных интересов кредиторов, так и защиты интересов фискальной системы. Одним из направлений решения данного вопроса является «перенос» ответственности с самого юридического лица на лиц, его контролирующих. И это не случайно, поскольку согласно ст.53 ГК РФ формирование воли юридического лица, отражающей его интересы, отнесено к компетенции его органов, в том числе единоличного исполнительного органа и коллегиальных органов.

С 1994г. в гражданском законодательстве существовала норма о том, что если несостоятельность юридического лица вызвана участниками) собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная (дополнительная по отношению к ответственности самой организации) ответственность по его обязательствам (п.3 ст.56 ГК РФ).

Однако на пути применения данной нормы было множество препятствий, связанных как с несовершенством её правовой конструкции, так и толкованием её содержания, даваемого судебной практикой.

В целях создания реального механизма реализации данной нормы законодателем положения о субсидиарной ответственности были включены в ст.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», которые в последующем неоднократно изменялись в целях усиления ответственности лиц, контролирующих несостоятельного должника, по его обязательствам.

В настоящее время предусмотрено два основания субсидиарной ответственности по долгам организации-банкрота:

- несвоевременного обращение руководителя или его не обращение в суд с заявлением о банкротстве руководимого им лица при наличии оснований к тому;

- доведения виновными действиями данного руководителя (или иного контролирующего лица) организации до банкротства.

Учитывая объективную сложность доказывания причинной связи между конкретными действиями руководителя должника и возникновением у него признаков банкротства, законодателем установлен ряд презумпций, позволяющих считать, что банкротство вызвано именно виновными действиями контролирующего должника лица, а именно:

- причинён вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом сделок должника, включая подозрительные и преференциальные сделки;

- документы бухгалтерского учёта и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством РФ, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы;

- 50% и больше от общего размера требований кредиторов третьей очереди являются требованиями, возникшими вследствие правонарушения повлекшего привлечение организации - должника или его должностных лиц, к уголовной, административной ответственности или ответственности за налоговые правонарушения;

Если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия нескольких контролирующих должника лиц, то такие лица отвечают солидарно.

Во всех указанных случаях обязанность по доказыванию отсутствия вины в доведении должника до банкротства возлагается на соответствующее лицо, контролировавшее должника, а конкурсному управляющему или кредитору достаточно доказать любое из указанных выше обстоятельств.

Согласно п.4 ст.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» контролирующее должника лиц не несёт субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

Отметим, что правило о субсидиарной ответственности при наличии у организации задолженности по публично-правовым платежам, появилось не так давно - в 2016г. Но и до этого суды в отдельных случаях возлагали ответственность по налоговым обязательства должника на руководителей, руководствуясь положениями ст.53 ГК РФ, согласно которой руководитель должен действовать разумно и добросовестно в интересах организации.

Как правило, в основе таких актов лежали ситуации, когда доначисление налогов было произведено налоговым органом вследствие вывода о том, что действия налогоплательщика были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды (постановление Пленума ВАС РФ №53 от 12 октября 2006г.). В соответствующих решениях налоговых органов обычно указывается на непроявление руководством налогоплательщика должной осмотрительности, на недобросовестность его действий, не связанных с реальной хозяйственной деятельностью, а направленных исключительно ан получение необоснованной налоговой выгоды и т.д. Данные выводы налогового органа суды зачастую оценивали при решении вопроса о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности как совершение им действий вопреки интересам руководимой организации и, как следствие, основание для его субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Например, в постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 01 апреля 2016 г. №Ф03-1083/2016 суд отметил, что в рамках выездной налоговой проверки было установлено создании налогоплательщиком формального документооборота с целью сохранения права на применение ЕНВД и направленность действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды в результате неправомерного применения обществом в спорных налоговых периодах специального режима налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности в отношении доходов, полученных от розничной торговли в магазине-супермаркете, при применении схемы дробления капитала за счет создания нескольких предприятий на одном производственном комплексе. Данное обстоятельство, повлекшее доначисление организации налогов по общей системе налогообложения, повлекло и возложение на руководителя налогоплательщика субсидиарной ответственности по обязательствам должника в сумме более 38 млн рублей.

В этой связи следует ещё раз подчеркнуть, что использование различных схем ведения хозяйственной деятельности, которые могут быть квалифицированы налоговым органом в качестве действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды, в том числе и с использованием фирм-«однодневок», «обналичивания» денежных средств, дробления бизнеса и т.д., в современных условиях чревато не только доначислением соответствующих налогов организации, но и возложением ответственности по её долгам на руководителя данной организации.

 

Набока Андрей Сергеевич,

Ведущий юрисконсульт ООО «Центр юридической защиты предпринимателя»

Тел. (4212) 45-00-05

Прочитано 119 раз
Отзывы о нас на Флампе
Принципы нашей работы
  - профессиональность;
  - честность;
  - индивидуальный подход к каждому           клиенту;
Наши преимущества
  - опытная и профессиональная                   команда;
  - клиентоориентированность;
  - широкие возможности дистанционной      работы;