Главная Портфолио ПУБЛИКАЦИИ ПРИЧИНЫ ПЛОХОГО ИНВЕСТИЦИОННОГО КЛИМАТА (газета Тихоокеанская звезда, июнь 2017г.)
Оцените материал
(1 Голосовать)

 

ПРИЧИНЫ ПЛОХОГО ИНВЕСТИЦИОННОГО КЛИМАТА

 

Состояние инвестиционного климата определяется множеством факторов. Это и общее экономическое состояние страны в целом и регионов, в частности, наличие государственной поддержки, эффективности использования трудовых ресурсов, наличия соответствующей инфраструктуры.

Не последнюю роль в формировании инвестиционного климата играют правовое регулирование экономических отношений и состояние судебной, а в широком плане и в целом правоохранительной системы России.

Не берусь судить о состоянии иных факторов, влияющих на инвестиционный климат. Однако, работая не первый год в сфере защиты прав предпринимателей, не могу не отметить, что правовое регулирование отношений, связанных с привлечением инвестиционных средств, требует критической оценки.

На днях один высокий федеральный чиновник, выступая с трибуны Государственной Думы Федерального Собрания РФ, заявил, что «не надо абсолютизировать право собственности». Речь, правда, шла о праве собственности на жилые помещения, но данное высказывание является наглядным показателем отношения властей к праву собственности в целом.

Между тем, как ещё в советское время верно отмечал профессор Ю.К. Толстой, весь гражданский оборот - это, по существу и есть право собственности: в его статике (вещное право) или динамике (обязательственное право). Цель любых инвестиций - это, в конечном итоге, приобретение права собственности на основные средства, добавленный капитал и денежные средства (доход) и т.д.

Чувство собственности лежит в самых основах здоровой экономики, а без него она загнивает, какие бы отважные социальные порывы не звали бы её к будням великих строек, как показал советский эксперимент, где результаты героического труда дести пятилеток и одной семилетки были практически обнулены за одну постсоветскую пятилетку.

Незащищенность собственности – это главный тормоз экономического роста. Вместо инвестирования дохода в экономику, создания производств, торговых площадей и новых рабочих мест, многие предпочитают выводить деньги заграницу, тратить на бриллианты и прочее роскошное потребление, лишь бы не вкладывать в дело, именно потому, что стопроцентно уверены – как только дело начнёт приносить прибыль, к ним сразу придут и это дело отберут, не обращая никакого внимания на «бумажки о собственности, приобретенные явно жульническим путем».

В этой связи одним из условий развития инвестиционной деятельности, улучшения инвестиционного климата является создание незыблемых гарантий права собственности, которые не могут быть перечёркнуты изменением законодательства исходя из сиюминутных потребностей либо судебной практики. Не случайно ст. 35 Конституции РФ на конституционном уровне устанавливает неприкосновенность права частной собственности, его охрану через механизм государственного принуждения.

Наглядным свидетельством отношения к праву собственности в России являются изменения, внесённые в ст.222 ГК РФ в 2015г., позволившие осуществлять снос «самовольных построек» во внесудебном порядке. Реализация данных норм на практике привела к ситуации, получившей меткое название «ночь длинных ковшей», когда снос капитальных строений, признанных самими чиновниками «самостроем», напоминал спецоперацию. Не секрет, что многие сносимые здания существовали более десяти лет, и почти у всех застройщиков были надлежащим образом оформленные землеотводы, разрешения на строительство и официально выделенные властями подключения к городским коммуникациям. Право собственности многих застройщиков на данные объекты было признано вступившими в законную силу судебными решениями, в том числе и по основаниям, предусмотренным ст.222 ГК РФ, зарегистрировано в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.

Согласно же постановлению, предшествующему сносу этих объектов, все они были признаны чиновниками «самостроем» из-за неправильного оформления этими же чиновниками много лет назад разрешительных документов. Имеющиеся же свидетельства о регистрации права собственности были названы представителями власти «жульническими бумажками».

В этой связи нельзя не отметить и вторую проблему - отсутствие доказательственного значения у государственной регистрации права собственности, что формально заявлено в ч.5 ст.1 Федерального закона РФ «О государственной регистрации недвижимости». Упрощённо говоря, получив выписку из единого государственного реестра недвижимости, гражданин или организация могут быть уверены, что лицо, указанное в реестре, является надлежащим субъектом права собственности, недвижимое имущество приобретено им на законных основаниях, а сам объект, права на которые зарегистрированы в ЕГРН, является легальным объектом капитального строительства, надлежащим образом введённым в гражданский оборот.

Однако в реальности дела обстоят иначе. Официальные сведения из государственного реестра прав на сегодняшний день не гарантируют бесспорности прав ни предпринимателям, ни гражданам, ни их контрагентам по сделкам. Государственная регистрация - в противовес тому, что указано в законе - не является актом признания и гарантией наличия прав и не предоставляет полноценной защиты.

Так, в 2010г. организация - иностранный инвестор - приобретает в Хабаровском крае ряд объектов недвижимости, среди которых были дороги и автомобильные мосты. Приобретает не просто так, а на публичных торгах, поскольку организация-собственник ранее была признана банкротом и её имущество как включённое в конкурсную массу распродавалось для расчётов с кредиторами. До принятия решения об участии в торгах инвестор проверяет наличие прав у продавца на данные объекты, получив выписку из государственного реестра, подтверждающую, что действительно право собственности за продавцом зарегистрировано, то есть, как указывает Федеральный закон РФ «О государственной регистрации недвижимости», признано и подтверждено государством.

Не полагаясь только на сведения государственного реестра, инвестор принимает меры к изучению истории возникновения права собственности на данные объекту у продавца. В результате устанавливает, что данное имущество было введено в гражданский оборот самим государством, которое сначала закрепило данное имущество в хозяйственном ведении государственного предприятия, затем приватизировало в составе данного предприятия. В дальнейшем право собственности организации-продавца на данные объекты признано решением арбитражного суда, принятым ещё в 2005 году.

При таких обстоятельствах какие могут быть сомнения в легальности происхождения объектов, выставляемых на торги? Инвестор принимает решение об участии в торгах в целях приобретения данных объектов.

После проведения торгов, заключения договора купли-продажи и оплаты стоимости приобретённых объектов, право собственности на них регистрируется в том же реестре за иностранным инвестором.

Однако спустя 6 лет государственный орган - Управление лесами Правительства Хабаровского края- обращается в суд с иском о признании права собственности, зарегистрированного за иностранным инвестором, отсутствующим. В обоснование иска указывает на то, что дороги не могут являться объектом недвижимости и находится в собственности. Более того, данные дороги размещены на землях лесного фонда, которые не могут находиться в частной собственности.

Суд удовлетворяет заявленные требования, лишая инвестора права собственности на приобретённые им в публичной процедуре объекты. В обоснование данного вывода суд указывает на то, что когда-то около двадцати лет назад самим государством данные объекты незаконно были введены в гражданский оборот. Также суд указал на то, что согласно сложившейся в последние годы судебной практике замощение земельного участка, в том числе и построенные дороги не являются объектами недвижимого имущества, право собственности на которые подлежит государственной регистрации.

Возникает вопрос: а при чём здесь инвестор, добросовестно полагавшийся на признание права собственности продавца государством? Почему последствия незаконных действий государства, много лет назад введшего данные объекты в гражданский оборот, признававшего и подтверждавшего на протяжении многих лет право частной собственности на данные объекты, в том числе и в лице судебных органов, должны негативным образом сказываться на правах инвестора, приобретшего данное имущество в рамках публичной процедуры торгов. Почему в таких спорах приоритет отдаётся государству, которое само и стало причиной подобной ситуации, а не частного собственника? Ведь в ст.8 Конституции РФ провозглашено равенство всех форм собственности. В конечном итоге, кто компенсирует инвестору затраты на приобретение данных объектов, их содержание, развитие инфраструктуры и т.д., с учётом того, что продавцом являлась организация-банкрот и давным-давно ликвидирована? Эти вопросы остаются без ответа. Однако лёгкость с которой суды пересматривают свои же позиции относительно права собственности, руководствуясь не только законом, но и изменениями, постоянно происходящими в судебной практике, подрывает стабильность отношений собственности, отпугивая инвесторов.

Ещё одной проблемой развития инвестиционного климата является непредсказуемость правил игры, устанавливаемых государством, запутанность и противоречивость законодательства, лакуны в котором восполняются зачастую на уровне судебного толкования, которое также носит противоречивый и изменчивый характер, что создаёт повышенный риск частных вложений в экономику при отсутствии государственных гарантий их защиты.

На протяжении многих лет государственные и муниципальные чиновники твердят о необходимости развития государственно-частного партнёрства, повышения социальной ответственности бизнеса, привлечения частных инвестиций не только в высокодоходные сферы, но и в социально-культурную сферу. Призывы к этому звучат с экранов телевизоров, не сходят с полос газет.

Однако, что мы видим на практике? Простой пример. В одном из дальневосточных городов был социально-культурный объект - кинотеатр. Старое обветшавшее здание довоенной постройки. Жители города почти не ходили в этот кинотеатр: зимой холодно, в дождливую погоду по стенам течёт вода, нет сопутствующей инфраструктуры, да и уровень кинопоказа далек от современных требований. Вместо этого жители города предпочитали смотреть блокбастеры либо по телевизору, либо в соседнем краевом центре, расположенном на расстоянии более 180 км. Местные чиновники пытались хоть как-то улучшить ситуацию: провели ремонт (который свёлся к покраске стен), закупили новые кресла, купили сиcтему 3D. Но ситуация не изменилась: кинотеатр по прежнему приносил убытки, требуя постоянных субсидий из местного бюджета, а наполняемость кинозала оставалась низкой. Чиновники попытались привлечь крупного оператора кинопроката, активно и успешно действующего на рынке соседнего краевого центра, сдав ему в аренду кинотеатр. Однако и это не помогло: арендатор через несколько месяцев отказался от аренды, признав, что без значительных инвестиций в его модернизацию превращение кинотеатра в современный культурно-досуговый центр, обеспечивающий высокий уровень кинопоказа, отвечающий современным требованиям, невозможно.

Тогда в результате публичных обсуждений в различных органах муниципальной власти, включая представительные, было принято решение привлечь частных инвесторов, путём создания на базе кинотеатра хозяйственного общества, в котором имели бы долю и частные инвесторы, и муниципалитет. При этом инвестору ставились условия по инвестированию в модернизацию кинотеатра более трёх десятков миллионов рублей, которые должны были быть направлены на его реконструкцию, капитальный ремонт и замену оборудования. Также условием являлось сохранение трудового коллектива и целевое использование имущества.

Для привлечения инвестора был объявлен конкурс, который носил открытый, публичный характер. Информация о проведении данного конкурса была размещена как в местных средствах массовой информации, так и на федеральном уровне.

Любой желающий мог принять в нём участие. И желающие нашлись. Местные бизнесмены, весьма далекие от ведения дел с государством, решили попробовать себя в новой сфере, рассматривая её не столько как перспективный вид предпринимательской деятельности, сколько как способ участия в жизни города, оказания содействия в обеспечении досуга населения города.

В реконструкцию кинотеатра инвесторами вложено более 50 миллионов рублей кредитных денег (!!!). Кинотеатр практически воссоздан заново: начиная с фундамента и заканчивая кровлей. Внутреннее убранство кинотеатра создавалось по эксклюзивному дизайн-проекту, учитывающему национально-культурные особенности региона. В результате город получил по сути новый кинотеатр, современное досуговое заведение, отвечающее современным требованиям к кинопоказу, позволяющее осуществлять прокат фильмов категории А. О возросшем спросе на услуги кинотеатра среди населения свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что после реализации инвестиционного проекта произошёл рост валовой выручки боле чем в 8 раз.

Кажется, вот успешный пример реализации идеи частно-государственного партнёрства в социально-культурной сфере.

Однако не всё так просто. Спустя два года после проведения конкурса и реконструкции кинотеатра, прокурор обращается в суд с иском о признании сделок, связанных с привлечением инвестиционных средств, недействительными. При этом изначально все доводы прокурора сводились к тому, что было нарушено земельное законодательство - объект недвижимости передан в частную собственность совместного частно-муниципального предприятия, а земля под ним - нет. Далее оказалось, что данный кинотеатр на момент реализации указанного проекта являлся ещё и единственной организацией кинематографии в данном населённом пункте, а закон о кинематографии запрещает приватизацию таких организаций.

Дальше ещё интереснее: оказалось, что при проведении конкурса муниципалитет неправильно оценил здание кинотеатра, в результате чего его стоимость оказалась занижена, хотя оценку и проводил независимый оценщик. По мнению прокурора, лица, участвовавшие в конкурсе, на самом деле либо хотели получить высокодоходный бизнес - кинотеатр, либо права на землю в центре города, на котором расположен данный кинотеатр.

Перечисление всех предположений и умозаключений прокурора займёт не мало места. Отметим только, что одним из обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности инвесторов, по мнению прокурора, является внесение в качестве инвестиций не их собственных денежных средств, а привлечение ими для этих целей кредитных средств. Правда, то обстоятельство, что за пользование кредитом инвесторы платят проценты, составившие на сегодняшний день более 20 млн. руб., а для получения кредита инвесторами было предоставлено в залог всё принадлежащее им имущество, прокурором почему-то было оставлено без внимания.

Не менее странным выглядит и довод прокурора о скрытом умысле инвесторов на приобретении не кинотеатра, а только земельного участка. Во-первых, приобретение объекта недвижимости предоставляет только право на приобретение земельного участка в собственность по самостоятельному договору купли-продажи или получение на него права аренды (по материалам дела был заключён договор аренды с целевым назначением - под кинотеатр). Во-вторых, зачем вкладывать десятки миллионов рублей в создание узкоспециализированного объекта, если, по предположению прокурора, целью этого являлось всего лишь завладение земельным участком, рыночная стоимость которого по экспертной оценке не превышала 2 млн. рублей.

Заявляя о заниженной стоимости кинотеатра, прокурор также оставил без внимания, что в деле имелось пять заключений специалистов, в каждом из которых отражена рыночная стоимость, различающаяся в несколько раз. При этом первоначальная оценка была проведена также независимым оценщиком, а нарушение правил проведения оценки установлено не было.

Изложение аргументов противоположной стороны также займёт не мало времени.

В результате трёхлетнего разбирательства суд постановил: все сделки признать недействительными, созданное общество ликвидировать, кинотеатр передать в муниципальную собственность. В качестве единственного основания суд первой инстанции указал на нарушение закона о кинематографии, хотя и сам прокурор в своём отзыве на апелляционную жалобу признавал, что соответствующая норма закона о кинематографии применению к спорным правоотношениям не подлежит.

Что имеется в сухом остатке: безвозвратно потерянные инвесторами семьдесят миллионов рублей (включая кредитные проценты)? Город с вновь созданным за счёт частных средств современным кинотеатром, по существу конфискованным в муниципальную собственность? Восстановление публичных интересов? Утрата доверия инвесторов к сотрудничеству с властями на условиях частно-государственного партнёрства?

Не берёмся судить, но данный пример наглядно свидетельствует об отсутствии эффективного механизма защиты инвестиций, когда ошибки чиновников приводят к многомилионным убыткам инвесторов.

Полагаю, что эта история на долгие годы отбила желание у её участников инвестировать средства в российскую экономику. Неправда ли, проще те же средства вложить в экономику европейских стран, где «правила игры» понятней и прозрачней, а бизнес застрахован от произвольного толкования законодательства и вмешательства государства.

 

Набока Андрей Сергеевич,

Ведущий юрисконсульт ООО «Центр юридической защиты предпринимателя»

Тел. (4212) 45-00-05

 

Прочитано 47 раз
Отзывы о нас на Флампе
Принципы нашей работы
  - профессиональность;
  - честность;
  - индивидуальный подход к каждому           клиенту;
Наши преимущества
  - опытная и профессиональная                   команда;
  - клиентоориентированность;
  - широкие возможности дистанционной      работы;