Главная Портфолио ПУБЛИКАЦИИ ЗАКОННА ЛИ ОПТИМИЗАЦИЯ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЗАКОНА (продолжение)? (бизнес-газета Наш Регион Дальний Восток, июнь 2013г.)
Оцените материал
(1 Голосовать)

Законна ли оптимизация налогообложения с использованием закона? (продолжение)

       В предыдущей статье мы уже обращались к небезызвестному постановлению Пленума ВАС РФ №53 от 12.10.2006г., согласно которого все налогоплательщики имеют право на налоговую выгоду, но никто не застрахован от того, что данная выгода налоговой службой по каким-то причинам будет признана необоснованной. Под налоговой выгодой в этом постановлении понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачёт) или возмещение налога из бюджета.

В истории права есть понятие «резиновые нормы», то есть нормы которые могут произвольно толковаться в зависимости от изменения ситуации или необходимости достижения определённой цели. Данная характеристика вполне применима и к разъяснениям, содержащимся в указанном выше постановлении, которое возникнув как средство ограничения произвола налоговых органов в оценке добросовестности налогоплательщиков, постепенно превратилось в орудие борьбы с налогоплательщиками.

Так, согласно указанного постановления, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной экономической деятельности.

Логика данного разъяснения предельно проста: если налогоплательщиком учтены операции, которые никак не соотносятся с его экономической деятельностью, которые им реально не осуществлялись и не могли быть им осуществлены, то налоговая выгода, полученная налогоплательщиком в связи с учётом данных операций, не может быть признана обоснованной. Так, организация отразила в декларациях по НДС к возмещению в связи с реализацией на экспорт масла розового эфирного. Налоговой проверкой установлено, что данное масло следовало за границу в железных бочках, в то время как согласно документам, связанным с хранением данного масла, оно фасуется исключительно в стеклянную тару и не может находиться в железных бочках, поскольку вступает в химическую реакцию с металлом. Также установлено, что организация никогда такое масло от производителей не получало, в своей деятельности такое масло не использует и соответствующая операция носила разовый характер. Исходя из этих обстоятельств, налоговый орган пришёл к правильному выводу о том, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение им возмещения экспортного НДС.

Однако налоговые органы в своей деятельности расширяют границы указанных разъяснений, ставя под сомнение реальность хозяйственных операций и утверждая о создании формального документооборота, основываясь исключительно на собственном убеждении.

Так, налоговым органом сельскохозяйственному предприятию был доначислен НДС по операции, связанной с приобретением удобрений. В обоснование своего вывода налоговый орган указал, что налогоплательщик не представил документов о транспортировке удобрений от продавца, сам поставщик спустя два года после совершения спорной операции «мигрировал», а по результатам инвентаризации, проведённой налоговым органом спустя три года после приобретения удобрений, эти удобрения в необходимом, по мнению налогового органа, количестве обнаружены не были.

При этом налоговому органу было известно о том, что продавцом товара являлась организация, имевшая несколько десятков работников и производственные мощности, занимавшаяся поставками закупаемых удобрений и сырья различным сельхозпроизводителям. Более того, поставщик осуществлял свою деятельность более 5 лет на территории, подведомственной тому же налоговому органу, и неоднократно был объектом выездных налоговых проверок. Контролирующие поставщика лица не оспаривали свою причастность к его деятельности, в том числе и факт подписания ими документов, связанных со спорной операцией, равно как и её реальное осуществление. Более того, поставщик, продавший удобрение налогоплательщику, отразил эту операцию в книге продаж и в декларации по НДС, а, следовательно, исчислил и уплатил с этой операции НДС, о чём налоговому органу не могло быть неизвестно, поскольку поставщик состоял на налоговом учёте, а, соответственно, и отчитывался, в том же налоговом органе. Более того, налоговому органу были предоставлены сведения о внесении налогоплательщиком удобрений в почву, предоставленные контролирующим органом.

Налогоплательщик также объяснил и транспортную схему доставки грузов, указав на то, что у него в собственности имеется самоходная техника – трактора, на которых и перевозились удобрения.

Однако ни одно из указанных обстоятельств не убедило налоговый орган, настаивавшего на том, что никакие удобрения налогоплательщиком не приобретались, а им был создан формальный документооборот, направленный на получение необоснованной налоговой выгоды в форме вычета НДС. При этом объяснения налогоплательщика о порядке доставки груза были отвергнуты налоговиками, исходя из собственных познаний в области сельскохозяйственной техники, на основе которых они сочли, что к тракторам могут быть прицеплены исключительно плуги и сеялки, но никак не прицепы, на которых и перевозились спорные удобрения. В решении же налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности особо подчеркивалось, что поставщик прекратил свою деятельность, присоединившись к другой организации, что также ставилось в вину налогоплательщику.

Как здесь не вспомнить Оноре де Бальзака, утверждавшего, что «налоговая служба по природе своей вредна для общества, она готова ввергнуть страну в пучины слабоумия ради удовольствия перекладывать экю из одной руки в другую, как это делают индийские жонглеры» (О.д. Бальзак Патология общественной жизни.).

Суд поддержал налогоплательщика, указав на то, что в целях квалификации действий налогоплательщика как направленных на получение необоснованной налоговой выгоды необходимо все обстоятельства совершения хозяйственной операции оценивать в совокупности и взаимной связи, а само по себе отсутствие транспортных документов не может свидетельствовать о том, что такой товар не приобретался, либо его приобретение не было связано с реальной хозяйственной деятельностью самого налогоплательщика. Голословный довод налогового органа относительно невозможности доставки груза с использованием сельскохозяйственной техники судом был отвергнут как несоответствующий техническим характеристикам данной техники, свидетельствующим об обратном.

Однако этот пример наглядно свидетельствует насколько опасны «резиновые» формулировки в судебных постановлениях, формирующих практику правоприменения, в результате реализации которых финансовая состоятельность налогоплательщика ставится в зависимость не от конкретных показателей его деятельности, а от субъективного мнения и познаний конкретного налогового инспектора, проводящего проверку.

Прочитано 4725 раз
Отзывы о нас на Флампе
Принципы нашей работы
  - профессиональность;
  - честность;
  - индивидуальный подход к каждому           клиенту;
Наши преимущества
  - опытная и профессиональная                   команда;
  - клиентоориентированность;
  - широкие возможности дистанционной      работы;