Главная
Оцените материал
(1 Голосовать)

Допустима ли передача недвижимого имущества от дочерней организации к основной без очевидного встречного предоставления? 

Согласно требованиям российского законодательства дарение в отношениях между коммерческими организациями не допускается, за исключением, так называемых обычных подарков, стоимость которых не превышает 3000 рублей (пп. 4 п. 1 ст. 575 Гражданского кодекса РФ). 

Данный запрет направлен, прежде всего, на защиту интересов участников и кредиторов юридического лица – дарителя в том, чтобы отчуждение имущества, принадлежащего этому юридическому лицу, осуществлялось за эквивалентное встречное предоставление. 

В настоящей статье мы рассмотрим вопрос о допустимости передачи недвижимого имущества от дочерней организации к основной (и наоборот) без очевидного встречного предоставления и возможности применения к указанным соглашениям норм гражданского законодательства о дарении (на примере хозяйственных обществ). 

Итак, распоряжение недвижимым имуществом, в том числе путем его отчуждения, может осуществляется его собственником при государственной регистрации возникновения, перехода или прекращения прав на это имущество (ст. 131, ст. 209 Гражданского кодекса РФ). 

В соответствии с п. 1 ст. 572 Гражданского кодекса РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. 

Обязательным квалифицирующим признаком договора дарения является вытекающее из соглашения сторон очевидное намерение дарителя передать имущество в качестве дара (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.04.2006г. № 13952/05). 

Таким образом, дарение имущества предполагает наличие волеизъявления дарителя, намеревающегося безвозмездно передать принадлежащее ему имущество иному лицу именно в качестве дара (с намерением облагодетельствовать одаряемого), а не по какому-либо другому основанию, вытекающему из экономических отношений сторон сделки. 

Из изложенного с очевидностью следует, что сделкой дарения не может являться сделка, направленная на достижение каких-либо экономических целей (оптимизации финансовых потоков, повышения эффективности производственной деятельности и др.). 

При этом гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора (п. 3 ст. 423 Гражданского кодекса РФ). 

В связи с чем, сделки по передаче имущества, в том числе и недвижимого, от основного к дочернему обществу и, наоборот, без видимого встречного предоставления не являются сделками по дарению, запрещенными в соответствии с требованиями Гражданского кодекса РФ. 

В указанном случае принцип свободы договора (статья 421 Гражданского кодекса РФ) расширяет возможности оптимизации деятельности взаимосвязанных юридических лиц. 

Это связано с тем, что экономические отношения между основным и дочерним обществами могут предполагать не только вложения основного общества в имущество дочернего на стадии его учреждения, но и на любой стадии его деятельности. Кроме того, экономическая целесообразность в отношениях дочернего и основного обществ может вызывать необходимость и обратной передачи имущества. При этом отсутствие прямого встречного предоставления является особенностью взаимоотношений основного и дочернего обществ, представляющих собой с экономической точки зрения единый хозяйствующий субъект. 

Учитывая подконтрольность дочернего общества основному и общие цели их экономической деятельности, для реализации которых может возникать необходимость в перераспределении имущества (ресурсов) между основным и дочерним обществами, квалификация любых совершаемых между такими лицами сделок по передаче имущества без прямого встречного предоставления в качестве дарения является ошибочной. А доводы о том, что у основного общества, отсутствуют какие-либо вещные права на имущество дочернего общества, а также указание на то, что действующим законодательством не предусмотрена возможность добровольного отказа общества от собственного имущества - не основаны на нормах действующего законодательства. 

На это прямо указал Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем постановлении № 8989/12 от 4 декабря 2012г. (указанная правовая позиция является развитием позиции, изложенной ранее Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 25.04.2006г. № 13952/05 по делу № А24-554, 555/03-11). 

При этом Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в том же постановлении сделал также ряд иных крайне важных для правоприменительной практики разъяснительных выводов. 

Во-первых, соглашение о передаче недвижимого имущества от дочернего к основному обществу (и наоборот) должно быть оформлено с соблюдением общих требований законодательства к сделкам об отчуждении недвижимого имущества. 

Согласно п. 2 ст. 218 Гражданского кодекса РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. 

В соответствии со ст. 432, 434 Гражданского кодекса РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма. 

В силу п. 2 ст. 421 Гражданского кодекса РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами (непоименованный договор). 

Российское гражданское законодательство не содержит положений о форме иной сделки об отчуждении недвижимого имущества, следовательно, подлежит применению по аналогии закона ст. 550 Гражданского кодекса РФ о договоре продажи недвижимости, которая устанавливает, что договор заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 2 ст. 434 Гражданского кодекса РФ). 

Согласно ст. 2 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ. 

Из содержания указанных статей следует, что договор об отчуждении недвижимости, в том числе непоименованный, должен быть заключен в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами и подлежит обязательной государственной регистрации. 

Во-вторых, при передаче от дочернего к основному обществу (или наоборот) недвижимого имущества без видимого встречного предоставления не нарушаются права и интересы третьих лиц – кредиторов дочернего и основного обществ. 

Права и интересы таких лиц защищаются положениями законодательства о банкротстве, в том числе об оспаривании сделок, совершенных в преддверии банкротства (глава III.1. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), а также нормами об ответственности лиц, имеющих право давать обязательные указания юридическому лицу (ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). 

В-третьих, при передаче имущества от дочернего общества основному (и наоборот) интересы миноритарных участников обществ, которые могут быть ущемлены такими сделками, защищаются специальными положениями законодательства о хозяйственных обществах (например, о праве требовать выкупа акций или приобретения обществом доли или части доли в уставном капитале, об одобрении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность участников хозяйственного общества) и не являются препятствием для совершения указанных сделок по передаче. 

В связи с вышеизложенным можно сделать однозначный вывод о том, соглашения о передаче недвижимого имущества от дочерней коммерческой организации к основной (и наоборот) без очевидного встречного предоставления оформленные в порядке, предусмотренном требованиями российского законодательства – законны, а применение к указанным соглашениям норм гражданского законодательства о дарении не соответствует требованиям законодательства и сложившейся на территории Российской Федерации правоприменительной практике.

 

Медведева Александра, 

юрисконсульт ЗАО «Центр юридической защиты предпринимателя» 

Прочитано 3103 раз
Отзывы о нас на Флампе
Принципы нашей работы
  - профессиональность;
  - честность;
  - индивидуальный подход к каждому           клиенту;
Наши преимущества
  - опытная и профессиональная                   команда;
  - клиентоориентированность;
  - широкие возможности дистанционной      работы;